timeVerse (tverse) wrote,
timeVerse
tverse

Изнутри

Решил вскочить в последний вагон уходящего поезда и вписался участвовать в "Блэк Джеке".
Получилось в итоге вот что (из-под замка, пожалуйста, не выносите; может, я еще потом редактировать буду):


Можно обвариться кипятком, или горячими брызгами масла от сковородки, или по забывчивости сунув палец в пароварку. Можно даже перепутать краны в ванной. А ученые в свои лабораториях вообще имеют возможность обжечься жидким азотом. Это всё банально и потому – не обидно. Но заработать ожог пальца об замороженную рыбу – вот это уже полный непорядок.
Филе семги с деревянным стуком упало на пол – точнее, сначала отбило косточку щиколотки на правой ноге, а потом уже покатилось под стол. Света запрыгала на левой пятке и сунула палец в рот. Боль унялась, зато появился маслянистый рыбный привкус. Особенно противный после того, как девушка рассеянно подняла к глазам упаковку от рыбы и прочитала этикетку – срок годности истек уже два с половиной месяца назад.
Ну вот, придется выбрасывать. Кусок семги, очевидно, боялся этой участи и, ударившись о плинтус, рикошетом ускользнул под холодильник. Света присела на корточки, пошарила рукой в подхолодильной темноте – бесполезно. Зачем-то открыла дверцу морозилки и задумчиво посмотрела на книгу по пиромании (всё по правилам, строго по инструкции: «держать в холодном месте, чтобы избежать возгорания) и толстый свитер с вышитыми оленями, который, чтобы не терять форму, жил здесь летом. Еды больше не было. А идти в магазин – ужасающе лень.
Света вышла на балкон. Пахло расплавленным асфальтом, пылью, свежескошенной травой и чуть-чуть - гнилью. Огромная зеленая машина опрокидывала в себя мусорные баки с противным скрежетом. От земли до неба мело тополиным пухом, который настойчиво лез в нос и глаза, залеплял лицо и мешал дышать. Дождя не было уже недели две.
В тени гаражей сидели и умывались толстые кошки. На детской площадке верещали карапузы в разноцветных панамках, гонялись друг за другом и лезли на качели. Шли домой женщины с пакетами из ближайшего супермаркета, вслед которым тоскливо поводили носами облезлые собаки.
Света зажмурилась и зажала уши руками. Всё равно перед глазами плыли цветные пятна, и на самом краю слуха тонко звенел уличный гомон. А за спиной, в пустом холодильнике, мыши готовились к ритуальному повешению. И так каждый вечер. И утро. И день. Как в цветном диафильме всего на двадцать четыре кадра. Пересмотрел весь, начни сначала.
Последняя капля в виде замороженной семги еще даже не начала распускать вокруг себя лужу, когда Света вылетела из квартиры, громко хлопнув дверью. С потолка посыпалась штукатурка и обиженный паук.

Бумажные салфетки, желтые очки, паспорт и жвачка со вкусом арбуза распихиваются по карманам за десять секунд. Если решился сбежать, то собираться надо как можно быстрее, иначе есть шанс передумать.
- Не передумаю, не дождешься! – шептала Света и выбиралась со двора, лавируя между хаотично припаркованными машинами. Свернула на улицу, посмотрела на прочно стоящий в пробке транспорт, махнула рукой и пошла пешком в сторону вокзала.

В этом городе один день был похож на другой, время катилось тяжело и тягуче, даже стрелки часов ползли по циферблату лениво. Свете всегда казалось, что если взять себя в руки и уехать отсюда, только тогда начнется настоящая жизнь, а пока играется лишь прелюдия. Пробная партия. Вступление, которое почему-то затянулось на десятки лет. Незаметно промелькнули школа и университет, началась работа – но какая-то невнятная, ни уму ни сердцу, скучная и безвкусная, как хрустящий хлебец для похудания.
Когда Света переехала на съемную квартиру, решив, что взрослой девице уже неприлично жить с родителями, семья на удивление легко ее отпустила. Остались редкие встречи за чашкой кофе и разговоры ни о чем.
Часть друзей разъехалась в другие города, а оставшиеся здесь не менялись. Ходили по одним и тем же маршрутам, говорили со знакомыми интонациями, шутили старые шутки и, казалось, даже не взрослели с возрастом.
Иногда за Светой пытались ухаживать молодые люди, но они были похожи на пшеничные хлопья. Возможно, вполне положительные, но скучно-безвкусные и с голосами, хрустящими в телефонной трубке, как звук далеких помех. Стоило ей на секунду отвлечься, утратить концентрацию, как ухажер растворялся в уличных звуках и красках, превращался из живого человека в элемент пейзажа. А как можно встречаться с неживым элементом?..
Здесь не было ничего интересного. В других городах было метро, белые ночи, зеркальные небоскребы, зеленые и золотые маковки церквей, морские порты и соленый ветер, синие горы на горизонте, окна с резными наличниками и древние громады кремлей. Каждая поездка была для Светы как глоток свежего воздуха, каждый раз она возвращалась домой с мыслью: «Ну, всё, теперь точно уеду!»… И снова намертво застывала в прозрачно-янтарных днях, пойманная в капкан ленивого времени.
С ним невозможно было бороться. Когда Света решала прыгнуть с парашютом и приходила на маленький полевой аэродромчик, единственный в округе, полеты всегда отменялись. Ветер. Когда она согласилась прыгнуть на тарзанке с моста через реку, в ночь накануне он треснул и закрылся на многолетний ремонт. Стоило ей собраться на какой-нибудь недострой, его срочно достаивали или, наоборот, сносили. Этот город не терпел и не давал адреналина. Здесь нельзя было ни бояться, ни волноваться, ни любить.

Когда девушка уже подходила к автовокзалу, мимо нее пронеслись, завывая и мигая, красные пожарные машины. На площади толпился народ с сумками и рюкзаками, женщины ахали и всплескивали руками, мужчины деловито пересказывали друг другу: «… И тут оно как полыхнет!» Пожарные суетились, тащили по асфальту длинные шланги, из окон автовокзала валили клубы дыма. Все рейсы временно задерживались.
Света пожала плечами и зашагала дальше. Этого следовало ожидать, она давно уже поняла, что город так просто ее не отпустит.
Еще через час, на подходе к аэропорту, повеяло прохладой, и вдоль улицы поползли языки густого белесого тумана. А на само здание аэровокзала, казалось, кто-то нахлобучил мохнатую облачную шапку, от которой в сторону взлетной полосы ползли длинные «уши».
- Отлично, - пробормотала Света и поежилась. Туман оседал на лице холодными капельками, футболка всего за пару минут стала влажной, холодной и абсолютно неуютной. Приветливо подмигивали фарами встречные маршрутки, в сторону же выезда из города не ехал ни один автомобиль.
- Человек проходит за час в среднем пять километров, - Света продолжала шагать в выбранном направлении, обхватив себя руками. – Ближайший поселок находится всего в десяти. Думаешь, не дойду? Дойду, можешь не сомневаться.
Листья деревьев у нее над головой обиженно шелестели, желтели, сворачивались в трубочку и опадали на землю. Шуршали по ее следам и рассыпались бурой трухой.

Когда она вышла на трассу, сплошной стеной рухнул дождь. Обочину вмиг развезло, и идти стало совсем тяжело. Мимо то и дело проносились гигантские фуры, окатывая Свету грязной водой, дождь барабанил по затылку, ресницы слиплись, почти ничего не было видно. Девушка нашарила в кармане мокрые очки и водрузила их себе на нос. Дурацкий способ поднять настроение, но серая хмарь вокруг стала жизнерадостно желтой. В конце концов, вокруг было достаточно поводов для веселья. Один кроссовок намертво утонул в придорожной жиже и после извлечения напоминал свежевылепленный глиняный гоблинский башмак. Фонари в дождевой дымке расплывались радужным заревом. Всё чаще в разрывах грозовых туч подмигивали звезды.
Внезапно дождь перестал. Света подняла глаза и обнаружила, что подошла к столбу, где на белой табличке красная линия перечеркивала название города.
- Так просто? – она даже вцепилась в столб руками и потрясла его, чтобы убедиться в реальности происходящего. Потом зашагала дальше. Всё медленнее и медленнее. Остановилась. В носу отчаянно щипало, а в сердце, казалось, кто-то воткнул булавку и проворачивал ее раз за разом.
Света оглянулась. По стеклам очков всё еще текли капли, и казалось, что город на горизонте плавится и стекает вниз. Расплывается и плачет. В унылой грозовой туче он выглядел, как в трауре, даже через желтые очки.
- Скажи, что ты так убиваешься? Неужели я тебе и вправду нужна?
В ответ – звонкий громовой раскат. Потом еще один. И ветвистые молнии, пляшущие над крышами высоток.
- Я… - Света закусила губу, стащила с лица очки и провела тыльной стороной ладони по лбу. В ушах громко стучала кровь, сердце ворочалось будто у самого горла.
- Я, наверно, могу попробовать вернуться. Ненадолго. Скажем, до следующего лета. Согласен?
На другой стороне трассы затормозил автобус. Из водительского окна закричали:
- Девушка, вам помощь не нужна? Могу до города подбросить!
Света на секунду зажмурилась, вздохнула и, прихрамывая, побежала через дорогу. В одной руке у нее был грязный кроссовок, а в другой – очки с желтыми стеклами.

***

В тени гаражей толстые кошки исподтишка, из-под лапы наблюдают за остальными жителями двора, делая вид, что умываются. На детской площадке наперегонки с вышедшими на прогулку домовыми носятся карапузы в разноцветных панамках, а потом лезут на качели и тянутся вверх, пытаясь схватить прозрачных сильфов. Идут домой женщины с пакетами, а облезлые собаки строят тайные военные планы по прогрызанию целлофана, внутри которого скрывается вкуснятина.
В грудах свежескошенной травы репетирует оркестр кузнечиков, каменные червяки смачно жуют размягчившийся под солнцем асфальт, а юркие гоблины, прижимая к груди свое вонючее добро, спасаются от мусоровозов. В воздухе пляшут стрекозы и машут крыльями перламутровые бабочки.
Сердце города, шепча себе под нос самые страшные проклятия и многоэтажные ругательства, пытается выковырять шваброй из-под холодильника уже начавший протухать кусок когда-то замороженной рыбы.
Сердцу скучно однообразно стучать… и изнутри совсем не видно, что именно вокруг него дома и улицы оживают, из темных углов рвется магия, а время приплясывает и рвется вперед сломя голову, чтобы успеть. Успеть сделать как можно больше, пока глупое сердце не сбежало.
Tags: графо
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments