?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Зазывала Родди

Рассказ-малыш играл на Сюрнонейма-16, ничего особенного не наиграл, но мне нравится.

...

Рулевой у нас был, кошку ему в пятки, чисто тритон замороженный. Когда бизань-мачта хряснула на палубу, обтесала ему плечо и чуть дух не вышибла, он только ус пожевал и сплюнул. Штурвал не отпустил. Да еще глазом живым зыркнул, посмотрел на нас злобно и показал пальцем - откатите, мол, в сторону. У вас тут упало. Мешает судно вести.

- Может, за борт его, Родди? - шепнул Джош.

Я бы ответил ему, но не поймет. Все равно не поймет, что я там заверну. Объяснять придется вместо того, чтобы наслаждаться чужими оскорбленными чувствами. Проходили уже. Поэтому я при себе оставил “самого тебя через борт с узлом канатным в жопе, сухопутная ты птица с тупым клювом”. Подобрал с палубы щепку и поволок ее в сторону капитанского мостика.

Продемонстрировать, что в уборке помогаю, и поинтересоваться, не пора ли заворачивать. А то еще пара таких маневров, и сами завернемся в паруса и поползем белыми (точнее, довольно серыми, а местами откровенно грязными) гусеницами через борт рыбам на прокорм.

Капитан меня выслушал. Кивнул рассеянно, забрал щепку - бережно и нежно, как дубину у пациента дурдома - и сказал:

- Полз бы ты в каюту, фольклорист.

Но в каюте только об стенки биться, как горошек в маракасе, и блевать под собственную койку. На палубе же блевать привольнее. Особенно если успеть до борта добежать или докатиться.

Тут заскрипела фок-мачта, и матросы к ней бросились, похватались за шкоты, начали паруса спускать. А ветер рыгнул обрывками крюйселя и брамселя, и трухой древесной с контр-бизани, и давай снова нас грызть.

- Ты куда нас завел? - хотелось крикнуть мне, но кому? То ли капитану, что на сокровища польстился, то ли рулевому, что старого хрена послушался. А то и себе - смех да и только. Карманы вывернул до последней монеты, купил себе прогулку по южным морям. Романтики хотел, ром хлебать в портах, собирать соленый морской юмор.

На деле же наставил синяков по всему телу и на лбу, пока приноровился в каюту спускаться - ступени на судне скользкие, притоки низкие, узнал, как матросы неловких пассажиров словами охаживают, желудок испортил и простудился трижды за неделю. Правда, зелень подкильная, червь гальюнный, три тысячи чертей на палубу, чтоб мне сблевать ядовитой медузой, запас ругательств пополнил так, что больше уже не влезало. Наружу просилось.

И тут захлопало что-то сверху завыло, ринулось на корабль, бухнуло сверху на голову мне, ударило, олову дарило, тица ли мей, ерая рылатая…

- Ерегитесь! - рикнул а, адонями атылок щупал, ел роде, окрый, о елый, ут слышал ам ебя, рохрипел нова, - ерегитесь! арни! то е то акое?!

Отрогал орло, зык а есте, о то о ловами?

Ополз ортику, октями о окрым оскам, схватился за…

Резко обернулся. Гигантская, до головокружения мерзкая птица с длинным клювом - по краям мелкие зубы, и два языка дрожат, высунувшись, пробуют… Птица пробила палубу в самом центре и жадно глотала что-то, тянула воздух внутрь себя.

Те, кто близко к ней был, вопили неразборчиво, будто говорить разучились.

Капитан просто открывал рот и закрывал, примерз к мостику как будто, а птица подбиралась к нему все ближе, цепляясь за обломки мачты и палубу вывернутыми крыльями.

Но тут заговорил рулевой, молчавший с берега.

- Ст. Ст. Ст, корь ебе опу! - перекинул трубку из одного угла рта в другой, крутанул штурвал и отшагнув в сторону, закончил. - Ост. Не ждешь ост галса, гадина?

Оскалился, вернулся к штурвалу и навалился на него так, что корабль повело, завалило на волну почти на бок, но я успел ухватиться не помню за что и удержался, а птицу смело в море вместе с зубастым ветром и всеми украденными буквами.

Правда, капитан у нас немой с тех пор, но когда команда буквально с полуслова друг друга понимает, зачем лишний раз воздух сотрясать? Он потрясение пережил серьезное, но на на мостике остался, и вернул нас в порт, всю команду по головам - живых и невредимых, и пассажира, как видите. Сколько кораблей в тех водах пропало, и не сосчитать по пальцам одной руки, а уж если пальца одного не хватает, то и вовсе не сосчитать. А наш вернулся.

И рулевой у нас тот же до сих пор. Он вам понравится, картой сокровищ у сердца клянусь. Быстрее думайте и поднимайтесь на палубу, недорогая экскурсия, всего по пять реалов с человека, дети бесплатно. Я вам подробнее про то путешествие расскажу, и вы поверите, да-да. Сами попробовать сможете. Вот глядите. Когда вы у края бортика стоите, то все на месте. А как до другого борта идти начнете, до центральной оси доберетесь, глядите, вот так, тут и услышите: история ост алса, Одди. Н. к вашим услугам.

Нет-нет, то е пасно, овсе не опасно. Другой такой экскурсии в нашем порту не найдете, фок-грот-брамсель мне в левое ухо!

Tags:

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
kelatudmaa
Apr. 28th, 2019 11:50 am (UTC)
И мне понравился:)
( 1 comment — Leave a comment )