June 9th, 2016

instance

О дожде и всяком

По поводу погоды на улице теперь можно смело говорить: "Ну, что вы хотели, на дворе не май месяц!"
Совсем не май.
Пришлось снова достать одеяло из шкафа.
А в субботу и понедельник пришлось немного превозмогать этот удивительно приятный теплый дождь во время фестиваля книг на Красной площади. Спасибо тем, кто пришел, я был очень рад вас видеть :)
...
Стоило найти новый прекрасный вкус творожного сырка, как он пропал из магазина :/
Сырок из топленого молока, вернись, я все прощу!
...
В голове пусть и как будто смотришь в небо. Осталось только научиться представлять воздушные шары и дирижабли для полноты картины, чтобы было веселее :)
rainbow

Концепция подвига как тотальный заговор против счастья

Иногда мне кажется, что с самого детства среднестатистический человек собирает в корзинку-голову шарики-концепции, которые делают его взрослую жизнь изрядно несчастнее, чем она могла бы быть.
Эдакие пилюли от радости таблетки от счастья.
И одна из таких пилюль - "чтобы стало хорошо, надо обязательно преодолевать". Или "в любви всегда есть место подвигу".
Тут ведь как.
Весь массив волшебных сказок твердит о неразрывной связи между подвигом и любимым человеком.
Получается, что если ты построил летучий корабль, нафигачил из крапивы двенадцать рубашек голыми руками, допрыгнул на лошади до верхнего окна терема, принес "то, не знаю, что", стоптал несколько пар железных башмаков (я уже не говорю о сгрызенных каменных хлебах! о, ужас стоматолога), навалял Снежной королеве по первое число, изрубил сотню врагов голыми руками (хотел бы я поглядеть на этот процесс изрубания в условиях отсутствия холодного оружия, о да), то в итоге у тебя обязательно наступит "долго и счастливо". И как-то незаметно проползает в детские доверчивые мозги мысль о том, что главное - научиться подвиги совершать (или хотя бы выглядеть героично), а остальное само приложится.
Проходят годы, дети взрослеют, и наступает ужас-ужас.
Лучшим доказательством горячей любви становятся высказывания в духе "если ты меня бросишь, я выброшусь из окна".
Юные "жены декабристов" разного гендера едут к своим избранникам через океан, в деревню из города, в город из деревни. Либо страдают возле монитора от разделивших их безжалостных километров.
А еще, чем больше родственников против избранника, тем лучше! Ведь это так романтично пойти против воли злых родителей.
Драма пузырится и кипит, перехлестывая через край.
Но потом внезапно выясняется, что подвиг никак логически не связан с "долго и счастливо". Потому что никак не коррелирует с характером и привычками избранника, например.
"Он ведь ради нее подвиг совершил! Но давно и один раз. А чешет он - постоянно"(с) Тыщу раз прав был "Квартет И".
И почему-то никто не говорил, что общий культурный контекст в тысячу раз дороже, чем все подвиги мира.
А если тебе приходится ежедневно себя преодолевать и жить в ненавистной стране, городе, среде, обстоятельствах - только ради партнера, а не ради себя, то это прямой путь к грусти-печали на букву "д".
Причем осознание этого приходит с довольно неприглядным привкусом банальной, махровой, серой реальности. Ты чувствуешь себя так, будто, когда ты перестаешь верить в сказку, где-то в Нетландии умирает одна фея. Или две. Или вообще целую Нетландию стирают с карты мира. И как с этим жить, черт побери?
И ты продолжаешь цепляться за иллюзии.
Или, наоборот, становишься циником и мизантропом.
Лично я не знаю выхода из этого дурацкого противоречия.
Но мне очень нравится фраза из фильма "Тот самый Мюнхаузен": Каждый день к девяти утра я должен идти в мой магистрат. Я не скажу, что это подвиг, но вообще что-то героическое в этом есть.'
Если от работы в том самом магистрате становится лучше и веселее твоему любимому человеку, кажется, что это тот самый компромисс. Который дает надежду на "долго и счастливо" без огульного убийства фей садовой лопатой.