September 1st, 2020

instance

О школе (о чем еще 1 сентября писать)

Школа в свое время одарила меня образом недели - вот уже много лет этот отрезок времени для меня выглядит как две страницы в бумажном дневнике (и отсутствующее в нем воскресенье в виде хтонического веселья).

А еще там было прикольно. Биологию и геометрию я откровенно любила, на физике у нас была учительница-зверь, но там всегда было интересно (и на астрономии потом - тоже). Русский и литература просто были мои-мои предметы (все равно с девятого класса я знала, что никого в области лучше меня по ним нет, на олимпиадах к одиннадцатому классу меня уже видели и сразу сдавались заранее). Школьный английский (по 6 уроков в неделю, плюс английская, американская литература и технический перевод) дал мне такой запас прочности в этой сфере, что именно на нем, а не на университетском курсе, я еду (как Иванушка Дурачок на коньке) в процессе перевода книг.

У меня было всего две годовые четверки за все десять лет обучения - по истории и по русскому в пятом классе, я их помню как лютый стыд и аааа, как так можно вообще было опозориться. Четверка - не оценка, тройка - в моем мире ее в принципе не было, золотая медаль - дааа, вот именно ради этого и был весь забег. Важен ведь не процесс, а результат.

Еще мы делали бумажных лягушек, устраивали хаос на столах друг у друга, дрались на переменах в коридоре (как результат - сломанная рука), катались по перилам, ходили в красных джинсах и миниюбках на уроки (гори в аду школьная форма), ставили спектакли по аудиосказкам, ржали, секретничали, шили фартуки на уроках труда, разбивали бошки на физкультуре и вообще. И ни за что не отвечали. Господи, как же это было круто.