timeVerse (tverse) wrote,
timeVerse
tverse

Про Новый год и славянское фэнтези

Первое мое знакомство с образцами русской фантастики (в частности - псевдославянского фэнтези) состоялось в старших классах школы в спортивном летнем лагере, когда я чо-то к концу смены заскучал и покусился на книжки сокамерников соседей по домику (если учесть, что к тому моменту я уже успел залезть на вышку электропередач и был возвращен оттуда на грешную землю при помощи тренера и громких матерных слов, заплыл за буйки и был застукан за этим занятием тренером, который опять не сказал ничего хорошего, уплыл за горизонт на байдарке у тренера, который на байдарке плавал плохо, чуть инфаркт не случился, пока он меня ловил, нашел дохлого ежа и подбросил его под подушку дочке президента ростовской федерации айкидо весь словарный запас тренера я знал к тому моменту уже наизусть - вобщем, можно осознать всю степень скуки, меня постигшую, когда способы борьбы с рутиной закончились).
Книжек нашлось всего три, и все они были Марии Семеновой и про Волкодава. Под весом нависшего домоклового меча ничегонеделанья я мужественно одолел их за полтора вечера и сосредоточенно вкурил в прочитанное. Подумал и решил, что ничего, понравилось.
Через эн лет, когда вышла четвертая книга, так оказалось, что мы с ней остались наедине на два дня в забытом Богом районном центре на севере области при среднесуточной температуре - 25 по Цельсию и отсутствии иного чтива. Нетрудно предположить, что и тут Волкодав пошел "на ура". Я бы даже сказал, что побежал "на ура", если учесть, что половину времени он читался при свете газовой печки (света местами не было).
После этакого импритинга нетрудно сообразить, что когда отечественный кинематограф разродился экранным Волкодавом, я просто не мог туда не пойти.
Однако была некая загвоздка. Премьера фильма приходилась приблизительно на Новый год.

Новый год и я - это как Каин и Авель. Как Голиаф и Давид. Как доктор Джекил и мистер Хайд. Вот уже несколько лет подряд Новый год всячески пытается меня убить поворачивается ко мне самыми гадкими сторонами своей натуры, а я в ответ пытаюсь выжить сделать вид, что всё нормально и даже забавно.
Поэтому неудивительно, что в том самом году, когда мне очень хотелос приобщиться к славянско-фэнтезийным изыскам на большом экране, празднование оказалось намечено на места, весьма далекие не только от кино, но и от цивилизации в целом.
Дом стоял в лесу и был избушкой на курьих ножках в полях. В полях, кроме дома, было по колено воды грязного мокрого снега. Ближайший транспорт имел место быть приблизительно в пятидесяти минутах ходьбы, если напрямик (а напрямик были поля, да). По подобию дороги в обход было часа два, и по консистенции дорога не сильно от полей отличалась). Машины у нас не было, но если бы даже и была, то нифига бы не пригодилась (разве что, если бы мы захотели застрять в первые же пять минут и поиграть в освобождение четырехколесного друга из грязе-снеговой жижи).
И вот, первого, не побоюсь этого слова, января, когда вся страна еще лежит в постпраздничной агонии, я взял шапку надел валенки и пошел через поля в ближайшую деревню на рейсовый пазик с целью ехать в цивилизацию смотреть "Волкодава". Хорошо в поле зимой первого января. Очень пустынно, мокро и холодно. В деревне же, как ни странно, пустынность достигала прямо-таки гиперболических размеров. Я удивляюсь, почему пазик вообще приехал (правда, опоздав на полчаса). Не менее удивительно, что в нем оказалась еще женщина-кондуктор ну очень хмурая после вчерашнего. Она смотрела меня, как на врага народа или как на проклятого яйцеголового инопланетянина, который вместо того, чтобы валяццо дома, как все нормальные люди, за каким-то хреном поперся в город.
Не буду рассказывать о тонкостях дорожного движения на пригородном шоссе первого января, скажу лишь, что не прошло и трех часов, как я вышел в поля, когда кинотеатр кагбэ гостеприимно впустил меня внутрь.
Потом было детище отечественного кинематографа (как сейчас помню - не без участия джедайского меча).
А потом (прошу заметить, в десять вечера 1-го января!) я погреб обратно. Как я добрался - вообще отдельная история, достойная конкурировать с терзаниями небезызвестного Одиссея.

А что же "Волкодав"? - спросите вы.
А что. Все друзья, как один, помниццо, плевались и всётакое. Я же был единственным, кто фильм хвалил не потому, что он крутой, а уж слишком дорого мне достался.
Вот она, сила славянского фэнтези искусства.
Tags: word art
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments