timeVerse (tverse) wrote,
timeVerse
tverse

Flice_(final)

Гостиница называется Flice. Стоит на перекрестке путей.
С одной стороны – муравейник аэропорта, беспрестанное движение, гул и рев взмывающих к небесам стальных птиц. С другой неумолчный шум трассы, поток машин, длинные огни фар. Если смотреть на них ночью, с балкона отеля – множество цветных нитей сплетаются, уходя вдаль, в неизвестность. Дорога манит, тянет к себе. Но так сложно сделать первый шаг.
Порой гостиница напоминает мне снежный шар, из тех, что так популярны на горнолыжных курортах. Малейшая встряска вызывает ураган, мельтешение снега, хмельное головокружение метелицы.
Порой гостиница напоминает мне уютный аквариум, с подсветкой, кормушкой и довольно разнообразной флорой. Внутри него я заперт.
Холл залит теплым оранжевым светом, журчит искусственный водопадик, от пальм в кадках веет влагой и прелой землей.
Кот, пушистый шар черепаховой расцветки, неведомо кем и вопреки всем правилам привечаемый в отеле, примостился на спинке кресла. Урчит и курлыкает, прищурив зеленые глазищи.
За панорамным окном, по которому веером разбегаются блеклые отпечатки десятков ладоней, бушует стихия. Бьет снеговыми клочьями по стеклу, завывает и гудит, карточной колодой тасуя часы, дни, месяцы…
Так сложно сделать шаг за... За предел. За край. За порог.
Когда-нибудь я надеюсь проснуться, и увидеть, что мир за окнами побелел, посветлел. Схватился морозом, искрится в лучах солнца.
Когда-нибудь. Я надеюсь, что завтра. Но лучше сегодня. Сейчас.
Но кто такая погода, чтобы прислушиваться к желаниям муравья, который завяз в куске ледяного янтаря в скольких-то там градусах от северного полюса? В свои первые дни здесь я бы, пожалуй, с удовольствием ухватился за возможность выяснить точные географические координаты Flice. Невинная людская привычка занимать мозг мелочами, чтобы не думать о главном.
Ведь это так просто.
Смотреть, как оступаются другие, вместо того, чтобы самому следить под ноги.
Заглядывать в чужие замочные скважины вместо того, чтобы искать ключ к своему сердцу.
Кстати, я думал, что достаточно выбросить его подальше… Но стучалка в груди, видимо, оказалась не механической, а электронной. Будет идти, пока не сядет батарейка. С учетом режима урезанного жизнепотребления я боюсь – она протянет десятилетия. Если не века.
Хотя… откуда мне знать, сколько времени уже прошло? Здесь оно тоже заморожено. Стрелки на часах двигаются туда, куда им заблагорассудится, вторя круговерти снега за стеклами. Нескончаемый круг, из которого нет выхода. Бесконечная метель.
Тогда мой самолет приземлился последним – после него аэропорт закрыли на несколько дней. Пассажиры аплодировали, а бортперсонал потирал искусанные кулаки – решение садиться при такой погоде не для слабонервных. Никто бы и слова не сказал, если бы капитан увел борт на другой аэродром.
Никто. Кроме меня. Я все не мог понять, радоваться мне или жалеть о том, что мы приземлились секунда в секунду.
Скользкий трап.
Стеклянные раздвижные двери.
Всего семьдесят девять шагов до выхода к остановке.
Когда я вышел на улицу – подавился собственным сердцем. Оно трепыхалось в горле и рвалось наружу, то пропуская удары, то мелко дрожа, быстрее, чем стрекозиные крылья. Дышать получалось урывками. На ресницы прилипали мокрые хлопья снега. Подъехал автобус. Открыл двери.
Только когда он уехал, я смог сделать шаг. Другой. Ноги не слушались, будто каменные. Будто сквозь подошвы в них пророс холодный бетон. Лед. Иней.
Теперь я знаю, что это был страх. И пророс он, наоборот, наружу.
Дурацкий страх.
Иррациональный.
Перед меняющейся жизнью. Хотя, черт побери, черт вас всех побери, жизнь должна меняться! Иначе она фальшивка, декорация в чужой сцене, игрушечный домик в аквариуме.
В следующий автобус я все-таки зашел. Замер, вцепившись в поручень около самой двери. И вышел на ближайшей остановке. Над головой сиреневым неоном горела вывеска: «Аэроотель Flice». Я пожал плечами и зашагал туда.
Хотя меня ждал дом с настоящим живым человеком. А не с вышколенными куклами-портье и куклами-горничными, которые не ведут бровью даже тогда, когда кричишь на них и бьешь небьющиеся склянки об пол.
Знаете, как бывает в страшных фильмах? Ты только переступил порог, но уже знаешь. Что ловушка захлопнулся. С эдаким капканным звуком. Зон-н-н-ннн…
Я с тех пор даже написать ей не сумел. Или позвонить. «Абонент недоступен». Изнутри янтаря сложно дозвониться до воздуха. А даже если бы и сумел… Кто бы поверил в то, что я уже много лет не могу выбраться из занесенного снегом кубика льда под крылом у аэропорта? Ведь так сложно сделать шаг за... За предел. За край. За порог.
Потому что жизнь моя переменилась. Вывихнула сустав, споткнувшись об это Богом забытое место, с его зыбкой пограничностью, балансированием пейлевана на натянутом канате нерва - между ночью и днем, между осенью и весной.
За кулисами жизни. Вне времени и вне пространства.
Я вмерз в эту гостиницу, как коктейльная вишенка в ледяной кубик. Став даже не постояльцем - одним из элементов интерьера. Как захватанное руками панорамное окно, как аквариум с золотыми рыбками и неоновые стойки бара, как электрический камин и увенчанный стеклянной саламандрой искусственный водопадик.
В состоянии вечного невозвращения, в попытках найти ответы на вопросы, жгущие меня изнутри ядовитой кислотой, томящие сердце, лишающие сна…
А потом произошло непредвиденное. Что-то сместилось в установленном порядке вещей, в предельно четкой космологии этого закрытого, наглухо закупоренного мирка.
Из-под лапы стеклянной саламандры исчез снежный шар. Чтобы вскоре обнаружиться в тонких девичьих пальчиках, прикрытых растянутыми рукавами свитера.
Что-то сместилось. И граница дрогнула. Прочная ледяная стена, отделявшая меня от мира - стронулась, поплыла, проступив влагой. Лед стал таять.
Следом я стал получать ответы. На главный из моих вопросов, пропахший чернилами и пылью школьных библиотек «что делать?»
Ответы-глаголы, подсказки случайных незнакомцев, ответы-ключи:
Учиться искать. И находить. Даже если закрыто. Учится видеть то, что находится рядом, под самым носом. Замечать. Учиться вспоминать. Останавливаться. Учиться Мечтать. Верить. Учится отпускать прошлое. И себя. Учится делать выбор. Решаться.
И я решился.
Tags: графо
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment